Есть ли будущее у agile в России?

 
Несмотря на то, что теме agile management (гибкого управления) посвящено много шуток и мемов, по мнению некоторых исследователей, бизнес готов к внедрению подходов проектного менеджмента и уже экспериментирует с ними. Цель таких компаний — стать более гибкими, чтобы быстрее реагировать на меняющийся рынок и становиться более конкурентоспособными. Гибкость, или agility, стала фундаментальной идеей методологии проектного управления Agile. Подробности — в материале портала Rabota.ru.

Agile как бунт
Бунт против закостенелых подходов организации начался в самой демократичной сфере, ИТ. К началу 2000-х в мире программирования существовало довольно большое количество альтернативных подходов к управлению проектами, которые позволяли работать над софтом эффективно и быстро: экстремальное программирование, DSDM, Scrum — большинству название этих методик ни о чем не скажет.

Главное, что пытались донести ИТ-анархисты: невозможно делать инновационные продукты в старой иерархической парадигме корпоративного управления.
Как гласит легенда, в феврале 2001 года на горнолыжном курорте в американском штате Юта 17 организационных анархистов из мира программирования собрались, чтобы покататься на лыжах и обсудить наболевшее. Результатом их общения стал выпуск «Манифеста гибкой методологии разработки программного обеспечения» («Agile Manifesto»), который противопоставлялся золотым стандартам того времени, таким как «метод водопада». Agile-практики существовали и до этого, но именно выход Манифеста стал началом победоносного внедрения Agile в массы, причем не только в ИТ.

Что значит быть гибкими?
Когда к быстро растущей отрасли стартапов в поисках новых эффективных методик управления стал присматриваться бизнес покрупнее, выяснилось, что основные идеи Agile совсем не про ИТ и они могут быть применены абсолютно в любой отрасли.
Всего Манифест Agile содержит четыре основные идеи и 12 принципов.

Основные идеи:

• люди и взаимодействие важнее процессов и инструментов;

• работающий продукт важнее исчерпывающей документации;

• сотрудничество с заказчиком важнее согласования условий контракта;

• готовность к изменениям важнее следования первоначальному плану.

Получается бизнес с человеческим лицом, где в центре — заказчик, внешний или внутренний, а у каждого есть шанс изменить историю.

На сайте, где выложен Манифест Agile, отцы-основатели подхода пишут, что «свобода от безумия корпоративной жизни» привлекает все больше сторонников гибкого подхода и пугает «корпоративных бюрократов».

Причем здесь Scrum?
Говоря про Agile, часто упоминают и про Scrum. Эти методологии идут рука об руку, но они не тождественны. Scrum появился под влиянием успеха системы производства, используемой компанией Toyota, и впервые как метод был описан в 1995 году.

Scrum создан на основе нескольких фундаментальных принципов, согласно которым большие проекты дробятся на малые части — итерации, у каждой из которых есть конечный результат.
Различным блокам функциональности в Scrum присваивают приоритеты на основании их ценности для бизнеса. Кроме того, предполагается плотное и непосредственное взаимодействие с заказчиком на этапах планирования, разработки и приемки системы.

В противоположность традиционному «методу водопада», когда вся система сдается заказчику одновременно, в самом конце проекта, Scrum стремится к тому, чтобы команда разработчиков постоянно передавала заказчику продукт, имеющий реальную ценность для бизнеса, тем самым минимизируя риски и увеличивая возврат на инвестиции.

В чем фундаментальное отличие Agile и Scrum, поясняет коуч Марина Михайленко, автор тренинга «Agile-подход в нетехнологических компаниях»: «Agile опирается на технологию Scrum. Она очень подробно описана в многочисленных справочниках, преподается на тренингах. Но важно понимать, что Agile без Scrum может быть, а наоборот — нет».

По словам эксперта, если только изучить технологию Scrum — как проводить спринты, делить задачу на мелкие опции, создать доску, проводить stand-up митинги и ретроспективы — то Agile не станешь. Возможно только структурировать деятельность проектной группы. То есть Agile — более широкое понятие, которое пронизывает всю деятельность компании.

Для того чтобы стать Agile, компаниям придется пройти путь от микроменеджмента к передаче полномочий и ответственности членам команды, которым в свою очередь это надо принять и не ожидать постоянных указаний сверху. Членам команды необходимо научиться доверять друг другу и общаться с личностью, а не с функцией или должностью коллег, говорит Марина Михайленко.

«Что это дает бизнесу в краткосрочной перспективе? Скорость выхода на рынок продукта, реализации идеи, неожиданные прорывы на рынке благодаря высвобождению творческой энергии сотрудников. Agile — это работа вместе с клиентом, а не для клиента, это эксперименты, тестирование продукта по частям, это готовность изменить план, если что-то пошло не так, это способность признать ошибку в начале пути, а не ждать окончательной сдачи проекта заказчику, это личная ответственность за конечный результат работы команды», — отмечает эксперт.

В долгосрочной перспективе Agile-команда способна решить задачу любой сложности. Agile-команды обладают полной автономностью и свободой принимать самостоятельные решения.

Целеустремленность людей в таких командах связана с чем-то большим, чем личные интересы. Они выходят за рамки собственных возможностей.

Гибче, быстрее, эффективнее
В России принципы Agile берут на вооружение не только стартапы, но и крупный бизнес. Наиболее показательные примеры демонстрируют телеком-операторы и банки. Например, информацией о своем опыте Agile активно делятся такие игроки, как «Тинькофф», Сбербанк, «Ситибанк» и «Райффайзен».

Среди операторов стоит отметить проект «Вымпелкома» по переводу части сотрудников на удаленную работу, который получил название Beefree. В целом в ИТ накоплено больше всего опыта в области использования Agile и Scrum.

Например, петербургские разработчики ПО из First Line Software стали первыми в мире, кто прошел сертификацию зрелости Scrum-процессов, получив статус Scrum Capability Rating от изобретателя Scrum-методологии — Джеффа Сазерленда. Как отметила Наталья Воронько, руководитель проектов First Line Software, в компании доля проектов на базе гибкой методологии составляет 90%. «Мы уже много лет изучаем вопрос, как приспособить Agile-процессы к специфике ведения бизнеса и организации процесса работы в России. Тяжело навязать клиенту стиль работы, который ему непривычен и некомфортен. Мы стремимся донести до клиента, что гибкие методологии дают прирост производительности и качества конечного продукта. Если нам удается убедить заказчика работать по Agile-методологии, результаты становятся лучше, и заказчик видит это», — рассказала она.

Своим опытом также делится Руслан Кафиатуллин, сооснователь Neti (компания занимается внедрением ERP-систем). Agile при решении больших задач в Neti используют уже больше двух лет, а недавно внедрили «Холакратию». Это система управления организацией, где управленческую иерархию заменяют самоорганизующиеся команды. «Мы честно рассказываем клиентам, что теперь не пишем большие технические задания, работаем по изменениям и быстро реагируем. Сначала это вызывает вопросы, ведь раньше они так никогда не работали. Но со временем вовлекаются и становятся клиентами на всю жизнь», — говорит Руслан.

Еще одна сфера, где Agile в России прижился, это маркетинг. «Сибирикс» — первая в России студия интернет-решений, которая стала использовать Scrum в разработке клиентских проектов задолго до того, как это стало мейнстримом. «Мы считаем свой опыт крайне позитивным. Эти подходы строятся на здравом смысле. Это инструменты, и ими нужно работать. При этом они не заменяют голову», — заявил Владимир Завертайлов, генеральный директор студии.

Также Agile все активнее проникает в ритейл. Евгений Джамалов, руководитель группы релиз-менеджмента компании «М.Видео», рассказал, что ритейлер начал активно переходить на Agile с марта 2016 года. Цель состояла в сокращении времени выхода IT-продукта на рынок и удешевлении разработок. При этом не все компании афишируют Agile. Как, например, компания ОТТО: Юлия Ситникова, экс-директор по управлению проектами ОТТО, рассказала, что «не все и не всегда говорят, что работают „по Agile“, но в реальности большая часть проектов реализуется в соответствии с Agile-манифестом. Например, если мы говорим о маркетинге: планирование применяется годовое, но гибкое». «Для быстро меняющейся экономики это, пожалуй, лучший способ управления. Скорость в реализации задач однозначно позволит любой компании внедрять свои идеи быстрее и качественнее, возможно, даже предвосхищая потребности клиентов», — считает она.

Крупные производственные структуры, многопрофильные холдинги, добывающие компании пока с недоверием относятся к Agile, так что, как считают эксперты, к Agile они придут последними.